Мебель в стиле баухауз. Что такое баухаус. Художественные и архитектурные идеи

Введение

«Давайте создадим новую гильдию ремесленников, без классовых различий, которые возводят барьер высокомерия между ремесленником и художником. Давайте вместе придумаем и построим новое здание будущего, в котором архитектура, скульптура и живопись сольются в единое целое, и которое однажды руки миллионов рабочих поднимут к небесам, как хрустальный символ новой веры".
Вальтер Гропиус

Университет Баухауз - детище своего времени, выжившее и, что важно, во многом продолжающее манифест 20х годов ХХ века: открытость и единство искусства и практики.
Основатель Баухауза (Bauhaus: bau - строить, haus - дом, здание - метафора философии Гропиуса), берлинец Вальтер Гропиус, который приехал в Ваймар уже сложившимся архитектором, имел определенный стиль проектирования с акцентом на строгую внешнюю эстетику и функциональность, что стало в будущем определяющим для Баухауза, безусловно трансформировавшись под действием других ярких преподавателей (И. Иттеном, Л. Мохой-Надь, В. Кандинским, П. Клее, Г. Мейером, Л. Мис ван дер Роэ и др.), приглашенными Гропиусом по близости новаторских взглядов. Новаторские взгляды были основаны на технократической утопии века машин.

Баухауз объединил две существующие на тот момент в Ваймаре школы - школу ремесел Анри ван де Вельде и школу изящных искусств Великого Герцога, которые стали материалом для развития. Став университетом (вместо высшей школы) в 1995 году Баухауз укрепил и наполнил новым смыслом фразу Вальтера Гропиуса, ставшую девизом Баухауза, - «Новое единство искусства и технологии», то есть на каждом временном этапе в Баухаузе параллельно исследовались искусство и технология, и их взаимодействие. Проектировщик и строитель, художник и ремесленник: все становятся одним лицом, создающим новую реальность, современную среду обитания.

Это была предметная и пространственная реализация утопии «века машин»: в предметном дизайне, архитектуре, градостроительстве. Машина становится инструментом создания искусства, искусство становится доступным, массовым и рациональным. Город представляет собой результат гениальных идей и последовательной работы машин, выраженных в равномерной гуманной разнообразной застройке, сборных многоэтажных зданиях, регулярной транспортной сети, общественной территории, очищенных от частных вилл прошлого. Было бы так, если бы идеалы Баухауза не были деформированы временем, властью и неустойчивой экономикой.

Среда зарождения явления «Баухауз»

Проектировщиков всегда воодушевляет идея влияния на общество, так как они создают материальную среду обитания. Баухауз был результатом воли и большого энтузиазма, несмотря на непростые экономические, политические и социальные явления.

Культурная среда

В начале ХХ века происходит творческий прорыв - активный рост и развитие новых течений в искусстве. Некоторые из них стали реакцией на послевоенную обстановку хаоса и разрухи (Де Стиль, дадаизм), но Баухауз - явление изначально культурное. Школа была создана как генератор нового - с целью совершить не революцию, а вывести архитектуру и среду в целом на новый эволюционный уровень.

С 1900 по 1930 годы активны и развиваются такие течения, как:

Движение «Искусств и ремесел» (до 1914 - Великобритания), Японизм (до 1941- Франция), Ар нуво (до 1910 - Европа), Модерн (до 1940 - Европа), Боз-арт (до 1920 - Франция), Югендстиль (до 1910 - Герания), Стиль миссии (до 1920 - США), Сецессион (до 1920 - Австрия, Вена), Wiener Werkstaette (1903 до 1932 - Австрия, Вена), Deutsche Werkbund (1907 до 1934 - Германия), Футуризм (1909 до 1944 - Италия), Ар деко (1910 до 1939- Франция, США), Чешский кубизм (1911 до 1915 - Прага), Вортицизм (1912 до 1915 - Великобритания), Дадаизм (1916 до 1923 - Цюрих, Швейцария), Де Стиль (De Stijl) (1917 до 1931 - Нидерланды), Баухауз (1919 до 1933 - Германия), Американский модерн (1920 до 1940 - США), Конструктивизм (1921 до 1932 - Советский Союз), Сюрреализм (1925 до 1930 - Франция-страна происхождения), Рационализм (1926 до 1945 - Италия).

Самыми близкими по духу к движению Баухауз были Wiener Werkstaette, Де Стиль, конструктивизм и рационализм, а также модерн (рационалистическое направление), который по сути являлся источником всех ранее перечисленных. Архитектура модерна отвергала классическую ордерную традицию, акцентировала внимание на пластике фасада: использование железобетона, кованых металлических деталей, переливающихся стекла и майолики. Модерн делился на иррациональный (Антонио Гауди) и более рациональное его проявление (Анри ван де Вельде, П. Беренс - которые были близко знакомы Гропиусу).

После Первой мировой войны требовалось отстраивать города с разумными финансовыми вложениями, но с максимальными эстетическим и гуманистическим параметрами. Эту задачу могли решить только функциональные, рациональные течения, внимательно относившиеся к пространству, конструкции и пластике. Пропагандировалась эстетика функционализма (не сухой формализм), которая переросла в рационализм (Мис ван дер Роэ), возник новый архитектурный язык - ясный, строгий, состоящий из стекла и каркаса, металлических конструкций, плоскостей, четкой геометрии, создающей новый ритм времени.

Время Баухауза - это время повсеместной машинизации, унификации, индустриального бума, время инженерной реконструкции городов: архитектуре и искусству необходимо было не отставать от промышленности, нужно было прочно занять место необходимого элемента в общем механизме жизни. Индустрия должна быть связана воедино с искусством, а искусство должно выполнять организующую роль.

Гропиус писал в статье «Значение индустриальных архитектурных форм для образования стиля»: « …Движение - решающий мотив нашего времени. …Техническая и художественная форма снова срастаются в органическое единство, так новая развитая форма получает свою исходную точку в произведениях индустрии и техники»

Многие гениальные разработки проектировщиков были коммерциализированы, что, естественно, не пошло на пользу образу города.


Политическая среда

В Баухаузе царили социалистические настоения, преподаватели приезжали из разных стран, что создавало мощную интернациональную атмосферу. Это можно было объяснить и общим послевоенным состоянием - Фернан Леже: «… Можете себе представить, что для меня значил мой неожиданный уход на войну. Я был оторван от работы в своей мастерской, от своих абстрактных опытов и оказался между мужчинами, которые ежедневно смотрели в глаза смерти. Я вместе с ними понимал, что для того, чтобы не быть убитым, мне и моим товарищам нужно самим постоянно убивать. Как будто благодаря убийству я смогу уйти от своей смерти! Человек однако не может быть пассивным! Четыре года без красок… 1918 год. Мир. Раздраженный, напряженный, незаинтересованный человек наконец подымает голову. Открывает глаза, направляет взор ввысь, в синеву неба, осматривается. К нему возвращается вкус к жизни: оглушение танца, расходование, бешенство выдоха.»

Ваймарская республика изначально поддержала создание Баухауза, но позже - уже через четыре года, когда усилились националистические настроения - Баухауз вынужден переехать в Дессау, где находились у власти социал-демократы, но, через некоторое время и в Дессау школа закрывается пришедшими к власти национал-социалистами. Баухауз открылся вновь как частная школа в Берлине, но она была опечатана Гестапо. В 1933 году произошел роспуск школы, преподаватели, воодушевленные идеями, разъехались по странам, в основном - в США и Великобританию. Мохой-Надь попытался открыть "Новый Баухауз" в Чикаго в 1937 году, но организация была безуспешна. Гропиус стал профессором архитектуры в Гарвардском университете (1937-1952).

После Второй мировой войны школа вновь открывается, но это уже другое явление, не описываемое как законодатель стиля. Архитектор Герман Хензелманн стремился к развитию Баухауза в духе «антифашизма и демократизации» в период советской оккупации. Баухауз в эпоху ГДР (1949-1990) балансировал между формализмом и прагматизмом. Проектировались и строились районы социального жилья, идеи коммерциализировались.

Социальная среда

В конце ХIX - начале XX веков происходит активный процесс урбанизации, промышленность даёт множество рабочих мест в городах. Появляется новый классовый слой в обществе - пролетарии, нуждающиеся в новом жилье, общественных зданиях, предметах быта. Численность населения растет - растет и дефицит жилья. Земля дорожает в городах, что вынуждает развитие городов по вертикали - постепенно начинают строиться многоэтажки (в то время 4-5 этажей). Но темпы строительства были по-прежнему низкими, индустриализация вызывала переуплотнение застройки, уничтожение зеленых буферов.
Единственное, в чем не было недостачи - это в работе.

Экономическая среда

Из письма Оскара Шлеммера (1922): «Баухауз был основан для возведения собора социализма, и его мастерские как бы копировали ложи строителей соборов . С течением времени идея собора отошла на задний план, а вместе с ней и некоторые художественные идеи. Сегодня мы должны в лучшем случае думать о строительстве жилища, может быть, даже только думать об этом… Перед лицом экономических трудностей наша задача — стать пионерами простоты, то есть найти простую форму удовлетворения всех жизненных нужд, которая в то же время была бы представительной и искусной".

Баухауз открывался как государственная школа (при поддержке Временного республиканского правительства Свободного государства Саксония-Ваймар-Эйзенах), но имел множество противников, так как был интернациональным явлением в сердце Германии (Тюрингия - земля, которую называют «сердцем Германии»).

В 1923 году школа проводит крупную выставку, так как нуждается в продолжении финансирования. В выставке принимали участие не только работы, выполненные Баухаузом, но и работы группы Де Стиль (красно-синий стул Геррита Ритвельда). Имеено эта выставка стала открытием для мира нового стиля, стиля Баухауза, русского конструктивизма и Де стиль.

Не получив полной финансовой поддержки от государства, Баухауз все -таки получает грант из США. Грант являлся частью плана Дауэса и предоставлялся с условием, что половину финансирования Баухауз берет на себя и организует производство и продажу изделий по проектам студентов. А это означает полное единство искусства и техники, теории и практики. В 1925 году была создана компания «Bauhaus GmbH», которая занималась продажей изделий школы. Таким образом, школа Баухауз становится уже коммерческим явлением.

Идеи «Баухауза»

Художественные и архитектурные идеи

Вальтера Гропиуса в начале его карьеры можно считать представителем стиля Модерн, его постройка «Обувная фабрика Фагуса» совместно с его работодателем Адольфом Мейером - становится одним из основных примеров модерна. Главной идеей Баухауза было сочетание искусства и машинного производства, теории и практики, студенты были обязаны в течении последних семестров проходить практику в мастерских и на заводах (см. Приложение, пункт 3).

Концепция Баухауза трансформировалась в каждый временной этап в зависимости от директора и некоторых ярких преподавателей. Общая функциональная концепция (даже обязанность) состояла в проектировании доступных красивых и удобных (функциональных) предметов широким массам. Эстетическая концепция: строгость, простота и удобство.


Основными идеями можно назвать идею сборного здания, введение научного анализа в проектирование, соединение практического опыта и обучения, приобщение студентов к реальной жизненной ситуации - например, плановая продажа изделий студентов, художественный, абстрактный подход к задачам - акцент на конструкции, фактуре, эстетике. Эти идеи являются результатом времени, эпохи и творческого гения представителей Баухауза.

Вальтер Гропиус был вдохновлен идеей модерна - использование машин, минимум декора, функциональность, сокращение разрыва между промышленностью и дизайном, утилитарность - основные идеи Баухауза на начальном этапе развития, воплощенные как в предметном дизайне, так и в градостроительстве. Его стиль нельзя называть функционализмом или рационализмом - это абстрактные явления, к которым архитектор того времени может быть частично отнесен. Гропиус в «Границах архитектуры»: «Идея рационализма, которые многие считают основной характеристикой новой архитектуры, играет всего лишь очистительную роль. Другой аспект - удовлетворение потребностей человеческого духа - столь же важен, как и материальный. Оба они обретают свое место лишь в том союзе, который есть сама жизнь» .

«Поскольку эволюция в архитектуре всегда проходила волнообразно, в реакциях протеста против предыдущих тенденций, то вполне естесственно, что за первыми проявлениями обретенной свободы в формообразовании последовало богатство и разнообразие в замыслах, в деталировке, в соотношениях объемов и в применении новой техники.(…). Ритм каркасов,кривые оболочки, выступы и заглубления отдельных частей здания…».


Идеи этого периода Баухауза состоят именно в конструктивно-функциональном плане, так как необходимо было приобщиться к индустриальному производствум архитектуры: "Важнейшими результатами в области всех этих открытий в области строительства можно считать следующие:
- рост гибкости и подвижности,
- возникновение новых пространственных связей между внутренним и внешним пространством;
- смелость, легкость, малая «привязанность к земле» строительных форм»

Когда Ганс Мейер стал директором, многое изменилось.

Ганс Мейер из статьи «Строить» (опубликована в журнале Bauhaus - 1928, №4 и была его программной декларацией): «Как же создаётся проект планировки города? Или плана жилого дома? Что это - сочинение или функция? Искусство или жизнь??? Зодчество - процесс биологический.(…) На принципах экономичности мы из этих элементов (железобетон, гудрон, дерево-металл…) организуем конструктивное единство.»

В это время в Баухаузе вводятся новые, «неархитектурные» дисциплины, появляется понятие анализа, которое предшествует проекту. При Гансе Мейре применяется явление тотального анализа в архитектуре (при обучении): колористический, визуальный и акустический, геологический, инсоляционный, социальный и т.д.

«Архитектура как «самовыражение художника" не имеет права на существование», «Интернационализм является преимуществом нашей эпохи.(…) Мы исследуем повседневный ход жизни каждого проживающего в доме и составляем функциональные диаграммы для отца, матери, ребенка (…). мы изучаем взаимосвязи дома и его жильцов с внешним миром (…). мы определяем годовые изменения угла падения солнечных лучей в зависимости от широты, на которой расположен земельный участок. (…)» ,

«Новый полносборный жилой дом является продуктом промышленного производства и в связи с этим является произведением коллектива специалистов: экономиста, статистика, гигиениста, климатолога, организатора производства (…) … а где же архитектор?.. был раньше художником и становится теперь специалистом-организатором!»

То есть появилась отчетливая исследовательская, научная направленность Баухауза, призванная предвосхищать практику.

А когда директором стал Мис ван дер Роэ, был обозначен главный аспект - архитектура.

В "Рабочих тезисах» он писал: «… Все эстетические спекуляции, все доктрины, любой формализм - мы отвергаем, архитектура - воля времени, воплощенная в пространство. Живая, развивающаяся, новая». .

То есть метод функционализма как формализм отвергался, Мис ван дер Роэ говорил об универсальности приемов классицизма и считал, что возможно создать такие структуры, куда можно вместить любую функцию. Эстетическая концепция, которой придерживался Мис ван дер Роэ - идеалистическая философия неотомизма - где истоки прекрасного состоят в целостности, внутренней уравновешенности формы, математической чистоте ее пропорций. Здания должны быть светлыми, "лучезарными" - отсюда использование больших поверхностей стекла в ограждающих конструкциях. «Меньше - значит больше» - любимый афоризм Мис ван дер Роэ - детали сведены к минимуму.

«О форме в архитектуре" : «Я не против формы, но против лишь формы как самоцели…»

В Баухаузе появилась новая эстетическая концепция использования больших плоскостей.

Художественные эксперименты дали определенные творческие открытия и изобретения: в фотографии (фотография с различной экспозицией и выдержкой), технике коллажа, полиграфии (шрифтовые конструкции и свободное использование изображений) - применялись различные прессы, печатные машины, химические препараты, инструменты в мастерских для получения интересных эффектов. Каждая тема - например «Контраст тел» - предполагала индивидуальные эксперименты с формами и материалами.

Для архитекторов было важным изучение конструкций, поверхностей, складок - создавались макеты и модели из различных материалов на тему складок, перфораций, каркасов. Излюбленной темой была «минимальное пространство» - что актуально было для обеспечения комфортным жильем большой численности рабочих. Минимальное пространство (рабочее, кухня и т.д.) должны были быть эргономичными, эстетически и композиционно проработанными. Для этого пространство упаковывалось в куб-модуль, с помощью которого можно было определять пропорции и размеры отдельных фрагментов ячейки. (Герберт Байер-изометрия рабочего пространства, 1923).

В рамках Недели Берлина Look At Me рассказывает о главном столпе современного дизайна и архитектуры - берлинской школе Баухаус, воспитавшей несколько поколений смелых авангардистов в прикладном искусстве. Как небольшая частная инициатива определила идеи XX века, по каким принципам идеалисты Баухауса собирались построить новое общество и эстетику и почему их идеи до сих пор являются очень современными - об этом пойдет речь в большом гиде Look At Me.

Период 1920-х годов был для Германии одновременно тяжелым и вдохновляющим временем. Именно в пятнадцать лет между двумя мировыми войнами Берлин стал одной из главных столиц Европы, городом («ревущие двадцатые» - во многом про немецкую столицу), где жаждали инноваций и перемен. После ужасов Первой мировой войны каждый мыслящий человек ощутил необходимость в активной оппозиции по отношению к окружающему миру. В переходный период между 1918 и 1923 годами в Германии были проблемы с инфляцией, что не позволяло широких экспериментов в архитектуре, но местная сцена все равно находилась под большим влиянием голландской группы «Де Штайль» и французского титана авангардной архитектуры Ле Корбюзье.

Слева направо : послевоенный Берлин, «Ревущие двадцатые», Пит Мондриан, церковь в интерпретации французкого архитектора Ле Корбюзье

Открыть междисциплинарную школу, которая будет творческой лабораторией для профессионалов разных направлений, пытались еще в 1907 году. Прообразом Баухауса была мюнхенская школа Веркбунд (Deutsche Werkbund). Существовала и Школа прикладного искусства в Веймаре, чьи сооснователи, дизайнер Анри Ван де Вельде и Герман Метезиус, долгое время не могли договориться между собой. Все закончилось тем, что экспериментальную веймарскую школу возглавил молодой архитектор Вальтер Гропиус, вдохновляясь тем, что в тот момент представлял собой мюнхенский Веркбунд. В 1919 году Гропиус основал Баухаус - из двух соперничающих дизайн-школ в Веймаре. Простое и емкое название Баухаус (bau - «строить», haus - «дом») отражало ясные и одновременно с этим амбициозные цели создателей школы - понять, по каким законам работает архитектура, которая охватывает собой все проявления жизни и диктует логику и эстетику частных и общественных пространств.

Под влиянием Иоханнеса Иттена первые годы Баухауса прошли под влиянием немецкого экпрессионизма: Иттен три года руководил базовым годичным курсом основ дизайна и теории цвета. В тот момент у методов и подходов Баухауса, который являлся государственной школой, было очень много противников среди чиновников и консерваторов. Для того чтобы утвердиться на местной сцене и не лишиться государственных бюджетов, в 1923 году учителя и студенты Баухауса провели первую крупную выставку, которая вошла в историю. Несмотря на явные достижения авангардистов, пришедшие к власти национал-социалисты лоббировали свою эстетику, отражавшую имперские амбиции Германии второй половины 1920-х. И хотя выпускники Баухауса демонстрировали самостоятельность и невероятный успех учебного эксперимента, школе пришлось переехать в Дессау, где у нее оставалась правительственная поддержка. Сразу же, всего за год после переезда, было построено знаменитое здание по проекту Гропиуса, а интерьеры и мебель были выполнены студентами и преподавателями школы. Дизайн этого здания задал новое направление для стиля школы - теперь это был индустриальный функционализм.

Слева направо : плакаты Deutsche Werkbund, основатель Баухауса Вальтер Гропиус, плакат веркбундской школы, Баухаус в Дассау, кофейный столик работы Гропиуса

В 1928 году родоначальник Баухауса Гропиус ушел в отставку, его заменил Ханнес Мейер, сделав школу за небольшой период своего руководства (1928–1930) более коммерчески успешной. Мейер ввел в число обязательных предметов лекции по экономике, психологии и марксизму, который по-настоящему захватил умы интеллектуалов Западной Европы. И хотя очередная реформа школы в 1930 году превратила ее в основном в архитектурное заведение, школа была закрыта через год, когда фашизм начал утверждаться в обществе как доминирующая парадигма. 19 июня 1933 года мастерам школы не осталось ничего, кроме как провести собрание и проголосовать за роспуск Баухауса. Скрываясь от преследования и покушения на свободу, Гропиус, Мендельсон, Мис ван дер Роэ и многие другие эмигрировали через Британию в США.

Слева направо : предметы интерьера, разработанные преподавателями и студентами школы Баухаус, теория цвета Иоханнеса Иттена

Во время Второй мировой войны Баухаус-Дессау был частично разрушен, и только через тридцать пять лет здание было восстановлено как исторический памятник. В 1960 году архив Баухауса начал собирать все работы и документы самой значимой школы XX века через бывших выпускников в Германии, остальной Европе и Америке и членов их семей. Огромный архив в двадцать шесть тысяч работ, включающий эксперименты в живописи, скульптуре, архитектуре, фотографии и дизайне, собирался вместе с письмами, книгами и неформальными фотографиями, которые делали в мастерских того времени. Сейчас в этом здании располагается Фонд Баухаус-Дессау - центр исследований, обучения и экспериментального дизайна. Помимо постоянной экспозиции, каждый год Фонд Баухаус-Дессау организует Международную летнюю школу на новую тему. В 2012 году тема летней школы звучит как Didactic Home, она длится десять дней и состоит из четырех воркшопов. Участие в школе - платное, триста евро.

Здание Баухауса в Дессау
Вальтер Гропиус, 1926 год


Второй по счету дом для студентов и мастеров Баухауса после вынужденного переезда из Веймара. Здание спроектировал директор школы Вальтер Гропиус, а в оформлении интерьеров участвовали многие студенты школы.

Иоханнес Иттен
«Искусство цвета»


Книга, написанная преподавателем форкурса Баухауса Иоханнесом Иттеном, в которой он подробно изложил свою теорию. В отличие от предшественников, он более детально изучил функции дополнительных цветов и цветовых контрастов и модернизировал сам цветовой круг.

Кресло «Барселона»
Людвиг Мис ван дер Роэ, 1929 год


Легендарное кресло, спроектированное Мисом ван дер Роэ специально для павильона Германии в Барселоне. Над этим предметом Мис работал совместно с немецким дизайнером Лили Райх. Кресло оказалось настолько удачным, что его запустили в производство. Кресло «Барселона» и по сей день выпускается многими фабриками.

Кресло «Василий»
Марсель Бройер


Сначала кресло называлось Club Chair B3, но позже было переименовано в «Василий». На создание этого кресла Марселя Бройера вдохновил художник Василий Кандинский. Это кресло являлось частью коллекции, созданной для интерьеров здания Баухауса в Дессау.

Графический дизайн
Герберта Байера


За время работы и учебы в Баухаусе Герберт Байер много работал со шрифтами. Основная его заслуга - это использование шрифтов без заглавных букв. Он утверждал: «Зачем нам писать на двух разных алфавитах, ведь в речи мы же не говорим с заглавной "А" или со строчной "а"».

Чайник
Марианна Брандт


Чайник является частью набора чайной по суды, созданной Марианной Брандт. В этом чайнике четко виден основной формообразующий принцип Баухауза - вся форма состоит из простейших геометрических фигур.

Настольные часы
Марианна Брандт


Форма этих настольных часов стала одной из базовых констант в бытовой культуре XX века. Сейчас эту характерную форму можно встретить практически в каждом магазине. Марианна Брандт создала эти часы в 1930 году, а материалом по служил хромированный металл, с которым Брандт работала особенно часто.

Stacking tables
Джозеф Альберс


Хотя изготовление мебели не являлось главным талантом Джозефа Альберса, в результате эксперимента с незнакомой областью по лучился очень удачный мебельный комплект. Столы, которые помещаются друг в друга, - это и простота, и функциональность, и легко узнаваемые чистые цвета. Столешницы этих столов изготовлены из цветного стекла.

Шрифт Architype Albers
Джозеф Альберс


Этот геометричный шрифт появился в результате многолетних экспериментов Джозефа Альберса. Шрифт построен исходя из пропорций один к трем и состоит из строго определенных геометрических форм.

Шахматы баухаус
Джозеф Хартвиг


Шахматы Джозефа Хартвига полностью иллюстрируют принципы Вальтера Гропиуса о том, что объект должен быть практичным, прочным, недорогим и красивым. Все шахматные фигуры состоят из простых геометрических форм - шара, цилиндра и куба.

Вальтер Гропиус (1883–1969)


Один из главных архитекторов XX века, работал в мастерской Петера Беренса, где познакомился с Людвигом Мис ван дер Роэ и Ле Корбюзье. В 1919 году основал Баухаус и до 1928 года был его первым директором. Именно ему принадлежит идея воспитания новых художников, которые могут придумать и самостоятельно сделать новые произведения на стыке искусства, дизайна и архитектуры.


Иоханнес Иттен (1888–1967)


Швейцарский художник, который получил известность благодаря преподаванию в Баухаусе базового годичного курса по созданной им теории цвета. Несмотря на огромный вклад в систему образования Баухауса, в 1922 году Иттен покинул школу из-за неодобрения Гропиусом некоторых идей Иттена (Иоханнес был участников зороастризма, проповедовал принципы внутренней гармонии, медитацию и вегетарианство).

Ласло Мохой-Надь (1895–1946)


Венгерский художник, сосредоточившийся на коммуникативном дизайне, фотографии и киноэкспериментах. Например, он один из первых открыл фотограмму - получение изображения через облучение фотобумаги. В середине 1920-х годов Мохой-Надь даже познакомился с Маяковским и сделал несколько его фотопортретов.

Пауль Клее (1879–1940)


Один из главных художников европейского авангарда много работал с русским авангардистом Василием Кандинским. В течение десяти лет преподавал в Баухаусе (1921–1931), за это время руководил несколькими мастерскими - по переплету книг, мастерской по металлу, мастерской по витражной живописи.

Ханнес Мейер (1889–1954)


Швейцарский архитектор из движения новой архитектуры 1920-х годов. Марксист по убеждениям, Мейер имел строго функционалистскую точку зрения - позже он дал ей название «Новая теория строительства» (Die neue Baulehre) и считал, что в архитектуре главное - организация, а не эстетика, подчеркивая значимость социального жилья и помощи всем людям независимо от их происхождения.


Людвиг Мис ван дер Роэ (1886–1969)


Третий по счету директор Баухауса. Когда в 1930 году он занял пост директора Баухауса, школа уже находилась в увядающем состоянии. К этому времени Мис уже занимал лидирующую позицию среди немецких архитекторов. И школа, и весь город Дессау надеялись, что Мис ван дер Роэ со своим авторитетом привнесет новую жизнь в Баухаус. Стремясь деполитизировать школу, он потребовал ее немедленного закрытия, которое и состоялось в сентябре 1930 года.

Марсель Бройер (1902–1981)


Венгерский архитектор и дизайнер. Переехал в Веймар, чтобы получить образование в Баухаусе, после чего остался там преподавать. В 1920-х годах занимался преимущественно дизайном мебели, а позже увлекся архитектурой. По его проектам были построены дома в Германии и Швейцарии, но большинство построек находится в США (как и многие другие, он эмигрировал туда).


Василий Кандинский (1866–1944)


Один из главных художников русского авангарда. Начиная карьеру как пейзажист, Кандинский стал рисовать абстракции едва ли не первым среди художников-авангардистов. Будучи частью движения «Синий всадник», в 1922 году Кандинский приезжает в Баухаус, чтобы возглавить мастерскую живописи и фрески. Результаты его работы в школе описал в своей главной книге «Точка и линия на плоскости» 1926 года.

Герберт Байер (1902–1981)


Австрийский графический дизайнер больше всего преуспел в типографике: после окончания своего курса он возвращается в Баухаус в качестве преподавателя по классу графического дизайна и типографики. В это время он начинает разрабатывать шрифты без апперкейса. После ухода из Баухауса в 1928 году Байер становится арт-директором немецкого Vogue. Позже, как и многие другие художники его круга, переехал в Америку, где продолжил заниматься дизайном и фотографией.


Марианна Брандт (1893–1983)


Немецкая художница, скульптор, фотограф и дизайнер. Единственная женщина, которая была допущена в мастерскую по металлу, а позже преподававшая в этой мастерской совместно с Ласло Мохой-Надем. За время своей творческой деятельности Брандт создала множество предметов интерьера, таких как лампы, пепельницы и кухонная посуда.

Одним из главных принципов работы нового художника мастера Баухауса провозглашали сращивание искусства и ремесла, лучшим примером которого стала архитектура. О сообществе художников как лаборатории высокопрофессиональных ремесленников и говорят создатели Баухауса в своем манифесте: в те времена все авангардные школы и течения в искусстве предпочитали собирать тезисы в такой форме.

Легендарная программа обучения Баухауса объединяла ремесло с искусством на самой ранней стадии, выливалась в равноправное сотрудничество учеников в мастерской вместе с преподавателем, а заканчивалось строительным экспериментом на специальной площадке.


Длительностью полгода, в конце курса - перевод в учебные мастерские.Вместо истории искусств и теорий базой в Баухаусе стал курс экспериментальный: в первые полгода работы в школе ученик знакомился с понятиями пропорции, масштаба, ритма и света, тени и цвета. Это позволяло ему попробовать себя во всех областях сразу и пройти все стадии простейших упражнений с различными материалами и инструментами, чтобы каждый мог найти свое персональное призвание. Еще преподаватели Баухауса очень осторожно относились к достижениям техники и считали, что одна из задач преподавателя - уберечь художника от потрясений «механического века».


Длится три года. После работы в учебных мастерских художника принимали в ремесленные гильдии, а потом в команду Баухауса. Именно так и складывалось знаменитое дизайнерское комьюнити Берлина, где не было учеников и учителей, а роли регулярно менялись. Отдельно во время практического курса студентов обучали пропорции, оптическим иллюзиям и цвету.


Третья и самая серьезная фаза Баухауса. Практическое участие в строительстве (на реальной строительной площадке) и свободное творческое участие в строительном процессе (на экспериментальной площадке Баухауса) для тех, кто достиг самых лучших результатов в учебе.

Несмотря на исключительно сложный период, в который Баухаусу и его идеям пришлось выживать, - отсутствие денег, вынужденный переезд и в конце концов закрытие - идеи этой школы, которая просуществовала всего четырнадцать лет, проникли во все сферы. Вместо того, чтобы погибнуть в чуждых условиях, баухаус открывал себя заново в новом контексте. И даже после закрытия школы баухаус в виде течения продолжал развиваться в работе отдельных его участников: Вальтер Гропиус и Мис ван дер Роэ стали одними из самых важных и влиятельных архитекторов США того времени, Ласло Мохой-Надь открыл в Чикаго «Новый Баухаус» (сейчас это часть Иллинойского технологического института), Ханнес Мейер поехал в СССР с группой студентов.

В Италии 1940–1950-х годов идеи баухауса нашли свое отражение в архитектуре движения рационализма. В Америке зародился так называемый интернациональный стиль в архитектуре благодаря эмиграции многих преподавателей Баухауса. Швейцарская школа 1950-х годов копировала многие идеи баухауса в отношении типографики и коммуникативного дизайна - это влияние позже перенеслось в Америку. Именно в это время зародился шрифт Helvetica (1957 год, Макс Мидингер). Первые художники-постмодернисты называли советских конструктивистов, европейский авангард и баухаус среди своих самых сильных влияний. В настоящее время работы, сделанные почти век назад в немецкой школе Баухаус, продолжают вдохновлять современных художников.

Bauhaus Dessau by Hort


Баухауз - самая влиятельная школа прикладного искусства, дизайна и архитектуры XX века.За четырнадцать лет своего существования она произвела художественную революцию, стала тем местом, где художники и ремесленники разных стран пытались переосмыслить мир. Представители Баухауза стали основоположниками принципа практической полезности и рациональности форм, заложили новый подход к обучению, работе с городскими ландшафтами, мебелью и предметами быта.

В этой статье мы расскажем про основные этапы ее становления и про то, как и кем были заложены принципы самого смелого учебного учреждения XX века. Также вы узнаете о досуге и знаменитых вечеринках студентов Баухауза и о некоторых работах, созданных его мастерами и студентами.

Баухауз в Веймаре 1919-1925


Первое здание университета Баухауз в Веймаре, построенное в 1904 году

25 апреля 1919 года в Веймаре открылась Высшая школа строительства и художественного конструирования - Баухауз. Ее директором стал Вальтер Гропиус. Еще находясь на фронте Первой мировой войны, будучи уже известным архитектором, Вальтер мечтал об учебном заведении, которое изменило бы значение дизайна и мир вообще. Такая возможность представилась ему на посту директора крупнейшей школы дизайна XX века.

Гропиус считал, что каждый художник должен знать ремесло и нет разницы между художником и ремесленником. Эти и другие принципы он заложил в декларации 1919 года. «Архитекторы, скульпторы, художники, мы все должны обратиться к ремеслам». Революционный дух манифеста соответствовал духу послевоенного времени. Манифест сопровождала Гравюра Лайонела Фейнингера (Lyonel Feininger) «Собор».


Эта гравюра по дереву Лионеля Фейнингера была включена Вальтером Гропиусом в основополагающий манифест и программу Баухауза в 1919 году

«Архитекторы, скульпторы и живописцы, мы снова должны вернуться к ремеслу! Нет больше «искусства как профессии». Не существует принципиальной разницы между художником и ремесленником. Художник - лишь высшая ступень ремесленника. Милостью божьей в редкие минуты просветления или под натиском воли может расцветать невиданное искусство, но законы мастерства обязательны для каждого художника. Здесь источник истинного формотворчества.»

Подход к отбору и обучению студентов

Гропиус решил, что у студентов Баухауза должно быть по два наставника по каждому предмету. Мастера и ремесленники обучали профессии, художники прививали эстетическое вдохновение и чувство вкуса. Первыми преподавателями стали Иоганнес Иттен, Лионель Фейнингер и Герхард Маркс. Позднее к ними присоединились Василий Кандинский, Пауль Клее, Ласло Мохой-Надь. Многие из первых студентов впоследствии оставались в Баухаузе в качестве мастеров.

Студентам Баухауза было от семнадцати до сорока пяти лет. Учитывая тяжелый военный период, Гропиус убедил Веймарское министерство образования отменить плату за обучение и назначить финансовую помощь тем студентам, чьи работы были коммерчески успешны.

Поступить в Баухауз могли и мужчины, и женщины. В первые годы девушки распределялись преимущественно в ткацкие и текстильные цеха. Гропиус считал, что работа с металлом и архитектура не подходят женскому типу мышления. Интересно, что одна из самых известных студенток Веймарского Баухауза Марианна Брандт работала именно в металлическом цехе и в 1928 году стала его руководителем.

Василий Кандинский, 1922–1933, Преподаватель / 1923–1933, Заместитель директора

Иоханнес Иттен, 1919–1923 - заместитель директора

Ласло Мохой-Надь, 1923–1928 - преподаватель

Герхард Маркс, 1919–1924 - преподаватель

Гропиус сам придумал программу обучения в Баухаузе. Большая ее часть была связана с ручной работой. Он был уверен, что ручной и машинный труд не различаются по своей сути, а отличаются только возможными масштабами производства. Только человек, знающий ремесло и работающий с материалами, способен качественно и профессионально управлять машинами. Он хотел, чтобы студенты не чертили на бумаге, а работали с материалами и создавали реальные объекты.

Учебная программа Баухауза в Веймаре

Первая учебная программа Баухауза состояла из трех курсов: подготовительного, практического и строительного. На подготовительном студенты изучали основы формы и работы с материалами. На практическом - занимались ремеслом, создавали продукцию для массового потребления, детально изучая проблемы формы и цвета. В каждой мастерской обучали работе с определенным материалом: камнем, деревом, металлом, глиной, стеклом, текстилем, цветом. На строительном курсе подмастерья работали уже на строительных площадках.


Диаграмма Гропиуса

Такой подход к обучению давал ученикам Баухауза возможность почувствовать радость от создания новых объектов. Студенты должны были понимать, что их будущее связано с промышленностью и массовым производством.

Одним из первых преподавателей подготовительного курса стал швейцарский художник Иоганнес Иттен, которому Гропиус лично предложил присоединиться к школе. Из Вены, где Иттен преподавал, с ним приехало шестнадцать учеников, они стали первыми студентами Баухауза.


Йоханнес Иттен занимается с учениками физическими упражнениями на крыше школы, 1931

Иттен разработал «форкурс» - новый метод художественного образования, призванный помочь художнику найти свой путь, не подавляя его личность. В Баухауз поступали люди разного уровня подготовки, знания ремесла и истории искусств. На форкурс, по настоянию Иттена, зачисляли всех, кто хотел заниматься искусством.

Форкурс длился один семестр: студенты должны были раскрепоститься и освободиться от условностей; выбрать профессию и материал, с которым интересно работать; изучить законы цвета и формы. После курса студенты переходили в интересующие их мастерские для изучения непосредственно ремесла.

«Чтобы развить чувство единства форм, я давал шрифтовые упражнения, предлагая поработать над шрифтом и различными формами, используя принципы квадрата, треугольника или круга»

Для расслабления и концентрации студентов Иттен начинал занятия с медитации и дыхательных упражнений. На курсе художественной грамоты они, наоборот, хаотично двигались и танцевали, чтобы понять, как изобразить ритм на бумаге.

Композиция из разных по конрасту форм, Веймар 1920

Упражнение на контраст форм и контраст светлого и темного, Веймар 1920

Упражнение с круговыми формами, Веймар 1920

Белые и черные круги. Ф. Дикер, Веймар, 1919

После ухода Иттена из Баухауза в 1923 году подготовительный курс стал вести Ласло Мохой-Надь, а с 1928 - художник и дизайнер Джозеф Альберс.

Выставка 1923 года в Веймаре

Спустя 4 года после основания Баухауза правительство Тюрингии (куда входит Веймар) начало активно интересоваться результатами его работы, возник вопрос о целесообразности подобного использования денег налогоплательщиков. В 1923 году в Веймаре состоялась выставка работ студентов Баухауза.


Основным экспонатом на выставке стал образцовый жилой дом Хауз-ам-Хорн - пример функционального строительства, оснащенный всем необходимым для современной жизни. Такой дом был доступен обычному рабочему, был экологичен и воплощал основные принципы Баухауза.


Жилой дом Хауз-ам-Хорн
Интерьер кухни дома

Театральный курс

Одной из причин формирования театрального курса было желание объединить студентов и преподавателей, сформировать между ними дружеские отношения. Предполагалось, что театр должен не только использовать художественные приемы, но и законы механики, оптики и прочие научные знания.


Групповое фото танцоров Триадического балета, 1927
Костюм, разработанный немецким художником Оскаром Шлеммером для «Триадического балета», 1922

В 1922 году на сцене Национального театра в Штутгарте состоялась премьера постановки «Триадический балет» (или балет «Триада»), для которой немецкий художник Оскар Шлиммер разработал четыре типа костюма-формы: «Вращающаяся архитектура», «Марионетка», «Технический организм» и «Метафизическая выразительная форма».

Оформлением сцены театра в Дессау также занимался Шлеммер, который присоединился к Баухаузу еще в 1920 году. Именно Шлеммер нарисовал знаменитый логотип Баухауза.

Работа курсов

У каждого мастера Баухауза был свой подход к преподаванию теории и ведению практических занятий. Рисование, конструирование, пение, психологические практики или танцы - все это способствовало раскрытию личности, осознанности и творческого потенциала студентов. Мы уже о самых знаменитых предметах, придуманных в стенах Баухауза. Ниже представлены менее известные работы и наброски, созданные в процессе обучения.

Василий Кандинский присоединился к школе в 1922 году, позднее стал помощником директора и проработал в этой должности до 1933 года. Он был одним из самых влиятельных мастеров Баухауса. Его занятия включали в себя теорию цвета, аналитический рисунок и основы художественного проектирования. В классе Кандинского студенты изучали отношение цвета к форме через анализ отдельных элементов, таких как линия, точка и плоскость.

Немецкий композитор Гертруда Грунов преподавала в Баухаузе «Теорию гармонизации». Она считала, что способность личности к самовыражению зависит от чувства цвета, звука и формы. Развитие чувствительности, логические упражнения и даже отдельные психологические сеансы были составными частями курса Грунов.

Пауль Клее ставил перед собой задачу обучить студентов основам цвета и форм так, чтобы они могли работать с ними самостоятельно. Он избегал на своих занятиях сложных дискуссий, стремясь к гармонии и естественности. Из-за своего мудрого и проникновенного способа передачи знаний в Баухаузе Клее получил прозвище «magician» (маг, волшебник).

Танцы нон-стоп

В Баухаузе были организованы музыкальные и танцевальные вечера, лекции и концерты. На них могли приходить не только студенты, преподаватели, другие дизайнеры и архитекторы, но и местные жители. Таким образом художники могли пообщаться с простыми людьми, для которых они проектируют свои объекты, а люди, не связанные с искусством, узнать немного больше о дизайне и архитектуре.


Четыре ученика Баухауза в кружке: Роберт Ленц, Хин Бредендик, Лони Нейман и Герман Готель

Танцы, фестивали и маскарады, купание в общественных водоемах (по некоторым сведениям - голышом), боксирование - все это было неотъемлемой частью студенчества Баухауза и привлекало к себе немало внимания. Танцы были популярны в зимнее время. Фаркаш Мольнар в эссе 1925 года «Жизнь в Баухаузе» писал, что зима - это «сезон, когда нужно танцевать, чтобы быть здоровым». Он также отмечал особую красоту студенток Баухауза.

«Кандинский предпочитает появляться, украшенный, как антенна, Иттен - как аморфный монстр, Фейнингер - как два правильных треугольника, Мохой-Надь - отрезок, пересекаемый крестом, Гропиус - Ле Корбюзье…»

Повод для праздника находили очень просто. Так, например, в ветреный день был организован «Фестиваль воздушных игр» - более двухсот самолетов самых разных размеров, форм и цветов поднялись над головами студентов и мастеров. Отдельного внимания стоят костюмированные вечеринки. Каждый костюм на них был уникальным, созданным вручную специально для конкретного вечера.

Баухауз в Дессау 1925-1931


Здание школы со стороны входа
Комплекс Баухауза в Дессау. Общежитие справа

Новое здание в Дессау, построенное по проекту Гропиуса, включало в себя зону с мастерскими и классными комнатами, сцену и обеденный зал для студентов, административный сектор, двадцать восемь апартаментов, а также прачечные и ванные комнаты. Комплекс был возведен всего за год - к 1926 году.

В Дессау произошли некоторые изменения в расписании. Теперь один класс вел только один мастер (обязательное участие в обучении художника и ремесленника больше не требовалось). Был значительно расширен архитектурный факультет, добавлен курс типографии и верстки.


Мастера школы на крыше здания в 1926 в Дессау
Пауль Клее и Василий Кандинский за завтраком. Дессау, 1929

В 1925 году преподаватели и последователи Баухауза отказались от использования в своих работах прописных букв, поддержав тем самым шрифт Universal, разработанный австрийским графическим дизайнером Гербертом Байером. Германское общество инициативу не поддержало - в немецком языке с прописных букв начинаются существительные.


Герберт Байер создал типографскую идентичность Баухауза

Закрытие Баухауза

Вальтер Гропиус был директором школы 9 лет, в 1928 году его сменил Ханнес Мейер , руководивший курсом архитектуры. Гропиус сам выбрал себе преемника. Недопонимание с муниципальными властями вынудили Мейера покинуть пост уже спустя 2 года. В 1930 году руководство принял .

Мис оставался директором до окончательного закрытия Баухауза в 1933 году в Берлине, куда школа переехала годом ранее. Здание школы в Дессау заняла национал-социалистическая партия.

Во время нацистского режима многие архитекторы-евреи эмигрировали из Германии в Палестину. Более 4000 зданий было построено в Тель-Авиве в 30-е годы. Эти сооружения - всемирное культурное наследие ЮНЕСКО - носят название «Белый город».

Почему Баухауз так важен?

Ниже представлен текст, который был размещен на обложке книги австрийского художника Герберта Байера «Баухауз 1919-1928». Книга была издана в 1938 году к ретроспективе Баухауза в Музее современных искусств в Нью-Йорке, когда принципы Баухауза уже имели значительное влияние в мире искусства и дизайна.

  1. Баухауз смело принимает машины, как инструмент, достойный художника;
  2. Баухауз решает проблему хорошего дизайна для массового производства;
  3. Баухауз собирает на своих факультетах больше выдающихся художников, чем любая другая школа искусств;
  4. Баухауз преодолевает пропасть между художниками и промышленностью;
  5. Баухауз ломает систему, которая разделяет «изобразительное» и «прикладное» искусство;
  6. Баухауз понимает, что можно обучить технике, но нельзя обучить творческой изобретательности;
  7. Здание Баухауза в Дессау - главное архитектурное сооружение 20-х годов;
  8. Методом проб и ошибок Баухауз придумал новый и современный вид красоты;
  9. И, наконец, потому что влияние Баухауза распространилось на весь мир и особенно сильно сегодня в Англии и Соединенных Штатах.

Баухауз был первым подобным учебным заведением, его идеи и принципы мгновенно распространились среди креативного сообщества XX-века и остаются актуальными по сей день.

Почти 100 лет назад ученики Баухауза придумали дома, предметы и мебель, без которых мы не представляем своей жизни сегодня. Доступность, функционализм и эстетика - этими критериями руководствуются многие современные дизайнеры и архитекторы. «Меньше - лучше» - принцип, который мы понимаем уже почти интуитивно.

Мы подготовили для вас подборку интересных материалов, если вы хотите узнать о Баухаузе больше

Смотреть

Лекция цикла Анны Броновицкой «Архитекторы ХХ века. Часть 2», посвященная директору Баухауза Вальтеру Гропиусу:

Лекция Артема Дежурко в Еврейском музее и центре толерантности:

на английском

на английском

Книга Евы Форгач (Éva Forgács) о феномене и развитии Баухауза « » Éva Forgács

Посетить

События 2019 года, посвященные 100-летию Баухауза , от Strelka mag;

Официальный сайт, посвященный

Преподаватели Баухауса на крыше школы в Веймаре. 1920 год Слева направо: Джозеф Альберс, Хиннерк Шепер, Георг Мухе, Ласло Мохой-Надь, Герберт Байер, Юст Шмидт, Вальтер Гропиус, Марсель Брёйер, Василий Кандинский, Пауль Клее, Лионель Файнингер, Гунта Штёльцль, Оскар Шлеммер. Getty Images

25 апреля 1919 года в немецком городе Веймар была образована Высшая школа строительства и конструирования — Баухаус. Буквально это слово переводится с немецкого как «дом строительства». Первым директором и вдохновителем школы стал немецкий архитектор Вальтер Гропиус, который сформулировал ее главный принцип так: «Мы хотим вместе придумывать и создавать новое здание будущего, где все сольется в едином образе: архитектура, скульптура, живопись, — здание, которое, подобно храмам, возносившимся в небо руками ремесленников, станет кристальным символом новой, грядущей веры» В. Гропиус. Границы архитектуры. М., 1971. . Гро-пиус был убежден: именно новое конструктивное мышление, объединив зод-чество, живо-пись, градостроительство, социальные дисциплины, даст возмож-ность создать Gesamtkunstwerk — «великое универсальное произведение искус-ства» Термин Gesamtkunstwerk («гезамткунстверк») появился благодаря немецкому композитору и теоретику искусства Рихарду Вагнеру (Richard Wagner. «Das Kunstwerk der Zukunft», 1871). . Этот и другие принципы, сформулированные в Баухаусе, определили развитие архитектуры в XX веке. Преподаватели и студенты нашли ответ на во-прос, волновавший архитекторов с конца XIX века, — каким должен стать язык новой архитектуры в эпоху пара и электричества, стремительной индустриали-зации, многообещающего технологического прогресса. В Баухаусе считали, что форма здания будет выразительнее, честнее, убедительнее, соответствуя кон-струкции и технологии изготовления. Декоративные элементы — фриз, капи-тель, наличник — скрывают инженерные решения. Архитекторы Баухауса, наоборот, хотели выставить напоказ современные конструктивные приемы. Эта новая архитектура отказалась от декоративных элементов классической ордерной системы Ордер (от латинского «ordo» — «строй, порядок») — разновидность архитектурной композиции, возникшая в Древней Греции и повлиявшая на историю всей европейской и мировой архитектуры. Ордерная система предусматривает строгие правила, которые определяют форму и расположение всех элементов здания, а также их пропорцио-нальное соотношение. , но активно изучала потенциал психофизического воз-действия различных форм, материалов и колористических решений на чело-века. Художники и архитекторы Баухауса надеялись на грандиозную соци-альную реформу и верили, что новое искусство поможет воспитать новую личность и построить счастливое будущее для всего человечества. Отсюда интерес к строительству массового, типового жилья, в котором высокие стандарты жизни будут доступны всем слоям населения.

Учебная программа состояла из трех курсов и представляла собой нечто совершенно новое. На подготовительном, или курсе основ, студентам давали базовые знания о цветах, формах, фактуре материалов, пропорциональных законах (ученики изучали функции дополнительных цветов, психофизическое воздействие различных форм и колористических решений). Затем шел прак-ти-ческий курс — работа в мастерских, где ученики сами делали вещи. На треть-ем, строительном курсе работали на строительной площадке. А вот историю искусства намеренно преподавали как можно позже — чтобы пред-от-вратить копирование и стилистические заимствования.

Пауль Клее в своей студии в школе Баухаус. Веймар, 1924 год Getty Images

Актеры «Триадического балета» Оскара Шлеммера в Метрополь-театрe. Берлин, 1926 год Getty Images

Сцена из спектакля «Дон Жуан и Фауст» Кристиана Дитриха Граббе в Немецком национальном театре. Художник Оскар Шлеммер. Веймар, 1925 год Bridgeman Images / Fotodom

Василий Кандинский. Descent. 1925 год Bridgeman Images / Fotodom

Кабинет Вальтера Гропиуса. Дессау, 1925–1926 годы Getty Images

Марианна Брандт. Чайник из латуни, покрытой серебром, с ручкой из черного дерева и крестообразным основанием. 1934 год Bridgeman Images / Fotodom

Марсель Брёйер. Кресло из березовой фанеры с бархатной обивкой. 1936 год Bridgeman Images / Fotodom

Мастерскую живописи и фрески возглавил Василий Кандинский, витражной живописи — Пауль Клее, обработки металла — венгерский художник и теоре-тик искусства Ласло Мохой-Надь. Благодаря Эль Лисицкому Эль Лисицкий — художник, зодчий, один из лидеров советского авангарда и ключевая фигура в истории советско-европейских культурных связей 1920-х годов. в Баухаусе узнали о супре-матических композициях Казимира Малевича. Идеолог ни-дер-ландского авангарда Тео ван Дусбург читал лекции, в которых были изложены идеи группы «Де стиль» «Де стиль» — художественное объединение, созданное в 1917 году в Лейдене при участии нидерландских авангардистов — художников и архитекторов Пита Мондриана, Тео ван Дусбурга, Якобса Ауда, Роберта ван’т Хоффа и др. .

Школа просуществовала до 1933 года: с приходом к власти национал-социа-листов она была закрыта, но бывшие преподаватели и их многочисленные последователи еще долго использовали разработанные в Баухаусе методы. Баухаус оказал огромное влияние на развитие типографики, дизайна мебели, текстиля, одежды, и все же дисциплиной, объединявшей все направления эксперимента, оставалась именно архитектура. На примере пяти проектов мы объясним, как главные открытия Баухауса изменили представления о современной городской среде, архитектуре, дизайне и творчестве в целом.

1. Здание Баухауса в Дессау, Германия (1925)

Здание Баухауса в Дессау. 1928 год Getty Images

Студенты школы Баухаус. 1928 год Bridgeman Images / Fotodom

Иоганнес Иттен. Начало 1920-х годов Wikimedia Commons

В 1925 году школе пришлось переехать из Веймара в Дессау. Новое здание, свое-го рода манифест раннего Баухауса, спроектировал сам Вальтер Гропиус. Каждая функциональная зона имела свое объемно-пространственное решение и без труда определялась по внешнему виду. Функций в едином комплексе было много, ведь в Баухаусе студенты жили и работали вместе. Школа-фабрика объединила учебные классы, ремесленные мастерские, столовые, кабинеты. Общежитие располагалось в многоэтажном корпусе-башне, для преподавателей были построены отдельные дома. Интерьеры и мебель, утварь, рисунки тканей делали сами студенты и преподаватели. Во всем подчеркива-лись чистые геометризированные формы; стены, мебель, бытовые предметы были основных цветов спектра — красного, синего и желтого.

Некоторые помещения легко трансформировались: перегородка убиралась, и столовая превращалась в танцплощадку. Там же происходили театрали-зованные представления: каждую неделю студенты вместе с пре-подавателями устраивали вечеринки, фотографировались в странных масках, придуманных художником Оскаром Шлеммером, маршировали с красными флагами, публично раскрашивали статуи Гете и Шиллера. Девушки коротко стриглись, юноши, наоборот, отращивали волосы. Очевидцы вспоминают, что жители Дессау жаловались на вызывающую одежду, ночные купания и шумные празднества, а матери предупреждали своих дочерей, когда мимо проходили студенты: «Не смотри, они из Баухау-са!».

Гропиус создал уникальную творческую атмосферу, которую раньше невоз-можно было представить в учебном заведении. В Баухаусе был изобретен новый тип студента-художника — свободолюбивого, пренебрегающего традиционными условностями. Чем-то движение напоминало монашеский орден (швейцарский художник Иоганнес Иттен, один из основателей и препо-да-вателей школы, носил почти монашеское одеяние и начинал лекции с дыха-тельных упражнений и медитаций); чем-то — артистическое пространство 1960-х: бунтарское, бросающее вызов общественному устоявшемуся порядку.

2. Дом Cонневелда в Роттердаме, Нидерланды (1932-1933)


Дом Cонневелда. 1930-е годы The New Institute Collection, BIHS

Отдельные предметы домашнего обихода — мебель, посуда, ткани, обои, — при-думанные студентами и преподавателями Баухауса, стали коммерчески успешными: производство было поставлено на поток, в специальных каталогах публиковалась реклама. Однако последовательно воплотить новые методы в архитектурном проекте оказалось гораздо сложнее: нужно было найти не только обеспеченного, но и прогрессивного заказчика. Даже из того, что все-таки было построено, до нас дошло совсем немного жилых зданий, хорошо сохранившихся и с подлинной обстановкой. Дом Сонневелда в Роттердаме — редкое исключение. Он построен по проекту нидерландского архитектора Лендерта ван дер Влюгта, который не преподавал в школе, но разделял взгляды Гропиуса и его соратников. Некоторые предметы мебели для дома были разработаны преподавателем Баухауса Эрихом Дикманом.

Роскошный для своего времени особняк директора табачной фабрики «Ван Нелле» Альбертуса Сонневелда сегодня кажется скромным и п о-монашески аскетичным. Маленькие комнаты, узкие коридоры, гладкие окрашенные стены, покрытия из линолеума. Это характерная особенность Баухауса — практически во всех ранних проектах функционалистов Функционализм — направление, получившее распространение в европейской архитектуре в 1920-30-е годы. В основе творческого метода функционалистов — принцип соответствия формы и содержания, когда функция помещения определяет, каким будет его внешнее архитектурное оформление. Функционалисты делали ставку на новые возможности строительства с использо-ванием железобетонных конструкций, сознательно подчеркивая современность выбранных материалов. Любое декоративное «украшательство» (традиционная лепнина, карнизы, пилястры и т. д.) казалось им неприемлемым. Функциональный метод использовали и в Баухаусе. квадратные метры на человека рассчитываются крайне скупо, словно ориентиром для них являлись каюты трансатлантических лайнеров или купе в поезде, — такой прием использовал также Ле Корбюзье.

Вопреки революционным социальным установкам Баухауса, дом Сонневелда —совершенно буржуазный продукт. У жены Сонневелда, Гезине Сонневелд-Бос, был прекрасный вкус, она любила роскошь и радикально новые, граничащие с эпатажем вещи. Каждая деталь дома, от мебели и встроенной техники до прикроватного светильника и мыльниц, была изготов-лена по индивидуаль-ному проекту. Линолеум, алюминий, каучук были новыми, а потому дорогими материалами. Дом был наполнен всевозможными техническими новинками: синхронизированные часы, телефонные аппараты и радиоточки во всех ком-натах, терморегуляторы, подъемник для продуктов.

Многое в проекте дома было вдохновлено путешествиями на лайнерах Holland America Line (вроде ) — от сантехники American Standard и пульмановских кресел В 1867 году американский изобретатель Джордж Пульман основал компанию про производству пассажирских вагонов повышенной комфортности — с роскошными креслами, а также спальными купе, обстав-ленными не хуже номеров в дорогих отелях. до музыкальных проигрывателей. Планировка здания отталкивается от будничной жизни респектабельной семьи: в доме предусмо-трены зона для прислуги, приемная и гараж. Хозяйские ванная и гардеробная по площади значительно превосходят остальные комнаты. В Баухаусе наде-ялись, что благоустроенная современная кухня облегчит труд женщины, но в случае с домом Сонневелда хозяйка не нуждалась в освобо-ждении от работы: ее выполняла кухарка.

3. Генеральный план Биробиджана (1933)

Эскизный проект планировки Биробиджана. Автор Ханнес Мейер. 1932 год thecharnelhouse.org

Биробиджан. 1933 год thecharnelhouse.org

В СССР знали об экспериментах Баухауса благодаря Первой выставке совре-менной архитектуры, которая прошла в Москве в 1927 году. В начале 1930-х десятки иностранных архитекторов поверили в возможность грандиозных перемен, обещанных молодым советским правительством, и начали работать над типовыми рабочими поселками на Урале и в Сибири. В условиях стреми-тельной индустриализации строительство должно было быть быстрым и эко-номным. Приглашая иностранных специалистов, советские чиновники рас-считывали на помощь в разработке новых в социальном от-но-шении типов жилья (общежития, дома культуры, многоквартирные дома с общественными хозяйственными и досуговыми зонами), на опыт стандар-тизированной за-строй-ки и создания ин-фра-структуры для поточно-конвейерного производства.

Социальный аспект архитектуры был очень важен работавшим в Баухаусе архитекторам: многие из них разделяли крайне левые политические взгляды. Поэтому рево-лю-ци-онные изменения, случившиеся в художественной и обще-ственной жизни СССР в 1920-е и начале 1930-х годов, они приняли с большим воодушевлением. Срочное возведение целых поселков и городов было возмож-но только с помо-щью типового серийного производства, а любое массовое строительство тре-бовало утвержденных норм и стандартов. Ярким примером служит генплан Биробиджана, над которым работал второй директор Баухауса Ханнес Мейер, возглавивший проектно-планировочное бюро № 7 института «Гипрогор», со-зданного специально для разработки генеральных планов застройки и развития новых городов и поселков. В концепции, сформулиро-ванной Мейером, которую он позже назвал «Новой теорией строительства», главная роль отводилась вопросам функции и организации городского пространства. В типовых микро-районах заранее было четко продумано, где жить, где учиться, где беседовать с друзьями, где заниматься спортом. Архитектор видел себя в роли строителя счаст-ливого будущего, объеди-няющего людей, пытался раз-ра-бо-тать универ-сальные, единст-венно верные правила но-вой жизни. Словно бесконечные шеренги на военном параде, выстраивались строчка за строчкой жилые кубики домов. Эти ранние модернистские попытки построить функциональный го-род с его предельно лаконичными формулами и бескомпромиссными соци-аль-ны-ми предпи-саниями были реализованы лишь частично, но предвосхитили концепцию советского индустриального города — соцгорода.

Ханнеса Мейера и его коллег ждало разочарование: низкий уровень квали-фикации местных рабочих, отсутствие строительных материалов, нехватка элементарных канцелярских принадлежностей, сводящая с ума бюрокра-ти-ческая антиутопия — вплоть до прописанного в контракте автомобиля, который «почему-то всегда занят», как писал в одной из объяснительных записок немецкий архитектор Эрнст Май. Многие архитекторы были вынуж-дены покинуть страну из-за жесткой реакции по отно-шению ко всем экспери-мен-тальным направлениям первого после-рево-лю-цион-ного десятилетия. Однако предложенные ими решения еще долго воспринимались как перспек-тивный путь развития современного градостроительства. Эти идеи также повлияли на застройку европейских городов после Второй мировой войны, в 1940-50-е годы.

4. «Белый город» в Тель-Авиве (1931-1937)

Тель-Авив. 1930-е–1940-е годы Taken either by the American Colony Photo Department or its successor, the Matson Photo Service / Library of Congress

Тель-Авив. 1930-е–1940-е годы Taken either by the American Colony Photo Department or its successor, the Matson Photo Service / Library of Congress

Тель-Авив 1930-х годов оказался идеальным местом для архитектуры «с чи-стого листа». В 1909 году будущий город был всего лишь небольшой садовой окраиной Яффы. Застройка шла хаотично, архитектурный облик складывался под влиянием отчасти европейской эклектики Эклектика — направление в архитектуре XIX века. Эклектический метод предлагает смешение разных исторических стилей. , отчасти местных традиций. Все изменилось в годы Пятой алии Алия (c изр. «подъем», «восхождение») — процесс репатриации в Палестину, с 1948 года — в Израиль. Пятая алия — период 1929-1939 годов. , когда после прихода к власти нацистов в Германии в Палестину переехали около 250 тысяч евреев. Среди них было много архитекторов, учившихся в Баухаусе: Шломо Беренштейн, Арье Шарон, Шмуэль Мистечкин. К началу 1930-х годов в Тель-Авиве сложилась уникальная градостроительная ситуация: всеобщее воодушевление и национальный подъ-ем, стремительный рост населения и острая потребность в новых жилых квар-талах. В то же время здесь отсутствовал исторический городской контекст, а следовательно, была полная свобода для творческого эксперимента. В период между 1931 и 1937 годом в Тель-Авиве было возведено более 3000 зданий, в которых последовательно воплощалась доктрина Баухауса.

Строившие «Белый город» (свое название район впоследствии получил за свет-лый тон большинства фасадов) архитекторы приспосабливались к местным климатическим условиям. Из-за постоянного солнечного света, изнуряющей жары и высокой влажности от больших остекленных поверхностей и широких полос ленточных окон пришлось отказаться и использовать приемы, тради-ционные для строительной практики Ближнего Востока. Так в проектах появи-лись внутренние дворы-колодцы, патио, аркады, вентиляционные люки, машрабии Машрабия — выступающее из стены и прикрытое деревянной или каменной резной решеткой-«вуалью» вентиляционное окно; распространенный элемент в традиционных каменных постройках на Ближнем Востоке. — словом, все, что облегчает доступ свежего воздуха и создает дополнительную тень.

Функциональное планирование означало проектирование «изнутри наружу»: в первую очередь архитектор должен был продумать внутреннее пространство, удобное размещение жилых, общественных и хозяйственных зон. Отсюда — сложные композиции разноэтажных объемов, разнообразные формы оконных проемов (квадратные, ленточные, Г-образные). Облик здания продиктован особенностями внутренней планировки и назначением помещений. Эффектное сочетание разновеликих объемов, ослепительно белая штукатурка, игра кон-трастных теней — в масштабе нескольких кварталов новая архитектура произ-во-дила сильное впечатление. Некоторые дома представляли собой вытянутые корпуса, другие, наоборот, были решены более компактно. Выразительным пластическим акцентом были закругленные балконы, оформлявшие углы зданий. Многие дома были оборудованы специальными пологами, балко-нами, вентиляционными щелями (окна-термометры), дополнительными козырька-ми. Выступы и ниши, улавливая морской бриз, усиливали сквозняк, что также помогало понизить температуру в квартирах. На плоских крышах были устро-ены сады, перголы Ордерная архитектура — классический метод архитектурного проектирования, основанный на античной системе ордеров. или самый простой декор, воспринимались архитекторами-модернистами Модернизм — направление в архитектуре, получившее развитие с начала XX века. Модернизм объединяет множество школ и течений. Главная особенность модернистского подхода — ориентация на новое и технологически прогрессивное. Модернизму свойственен революционный пафос преобразования мира, очищения его от социальных и художественных пережитков. как недопустимый, даже безнравственный прием. Модернизм шел по пути очищения, тотального упрощения ди-зай-на. Так рождался интернациональный стиль в своей класси-чес-кой, американизированной версии — благодаря эми-грировавшим в США Вальтеру Гропиусу (преподавал в Гарварде), Марселю Брёйеру (открыл собственное бюро в Нью-Йорке), Ласло Мохой-Надю (основал «Новый Баухаус» в Чикаго). «Старейшиной» интернационального стиля стал третий директор школы — Людвиг Мис ван дер Роэ, самые знаменитые работы которого — павильон Германии в Барселоне (1929), дом Эдит Фарнсуорт («Стеклянный дом», 1951), небоскреб Сигрем-билдинг в Нью-Йорке (1958). По сути, в каждом стеклянном параллелепипеде любого офисного здания по всему миру узнается его наследие. Ван дер Роэ буквально создает простран-ства тишины, воплощая свой главный принцип, ставший архитектурным кредо для тысяч архитекторов и дизайнеров XX века: «Меньше значит больше». Наверное, самым оправданным воплощением этой формулы, стал «Стеклян-ный дом», построенный для доктора Эдит Фарнсуорт. Несмотря на ссору с заказчиком, вызванную увеличением сметы и недоплаченным гонораром, архитектор создал одно из самых ясных и лаконичных архитектурных произве-дений столетия. Здание практически сведено к остову, собранному из тонких опор и плит перекрытий. Фасады превращены в окна, через которые равно-мерно про-ни-кает дневной свет. Сложно придумать что-то более анта-го-ни-стич-ное архитектуре прошлого, чем полное преодоление границ здания и унич-тоже-ние его массы.

Источники

  • Гропиус В. Границы архитектуры.
  • Иконников А. В. Архитектура XX века: Утопии и реальность: в 2 т.
  • Banham R. Theory and Design in the First Machine Age.

    Cambridge, 1980.

  • Bullock N. Living with History: 1914–1964: Rebuilding Europe after the First and Second World Wars and the Role of Preservation.
  • Droste M. Bauhaus, 1919–1933.
  • Giedion S. Space, Time and Architecture: The Growth of a New Tradition.

    Harvard University Press, 1967.

  • Pearlman J. E. Inventing American Modernism: Joseph Hudnut, Walter Gropius, and the Bauhaus Legacy at Harvard.

    University of Virginia Press, 2007.

  • Rainer K. W., Grawe G. D. Teaching at the Bauhaus.
  • Siebenbrodt M., Reissinger E. Bauhaus Weimar: Designs for the Future.

    Весь дизайн, когда либо созданный человечеством, не возникает из ничего и не исчезает бесследно. Внешний вид предметов, которые сегодня окружают и менеджеров среднего звена, и богемных художников - не ислючение. В новой серии материалов Platfor.ma будет разбираться в том, откуда растут корни у современного дизайна. Начнем с одного из главных направлений - школы простоты и функциональности — баухауз, которая определила дизайн Apple и Ikea.

    Здание школы Баухауз-Дессау

    Баухауз, как высшую школу строительства и художественного конструирования, в 1919 году создал и возглавил Вальтер Гропиус, художник и ремесленник в одном лице. Главной концепцией школы было соединение искусства со строительной техникой, а идеология заключалась в ответственности дизайнера перед человеком, обществом и развитием культуры в целом.

    С 1919 по 1925 годы школа существовала в Веймаре (Германия), затем в 1926 году переместилась в Дессау. Именно там Гропиус спроектировал здание школы, которое до сих пор считается шедевром архитектуры функционализма. Интерьер и внутреннее оборудование были созданы самими учениками и преподавателями школы.

    Вальтер Гропиус — немецкий архитектор, учредитель Баухауса.

    Преподаватели были творчески смелыми, активными, одержимыми поиском новых идей. Они разделяли взгляды Гропиуса на единство искусства и ремесла. «Художник — лишь высшая степень ремесленника», — говорил он. В Баухаузе преподавали лучшие представители искусства ХХ столетия: Иоханнес Иттен, Василий Кандинский, Пит Мондриан, Людвиг Мис ван дер Роэ.

    Стержнем обучения была идея ремесленных средневековых цехов, которые работали по принципу «мастер — подмастерье — ученик». В начале студенты изучали основы ремесел и свойства материалов, а главной задачей было отойти от классического восприятия искусства как отдельных форм, свести воедино все его виды, от живописи до архитектуры. Прикладная часть включала в себя эксперименты с формой сырого материала, его свойствами и работу с механизмами. Параллельно постоянно изучалась и углублялась теория цвета, рисунка, формы.

    В 1928, после Гропиуса школу возглавил Ханнес Майер. Он привнес в учебный процесс две новые дисциплины: экономику и психологию. В мастерских же школы Майер наладил массовое производство мебели и деталей интерьера, главными принципами которых были дешевизна и минимальное количество деталей. За счет недорогого производства максимально функциональных вещей их могли позволить себе все слои населения. В целом же в стенах школы создавалось невероятное количество предметов интерьера, посуды, мебели, плакатов, которые в итоге и начали представлять баухауз как стиль.

    Bauhaus by Magdalena Droste

    «Большинство артефактов дизайна на протяжении почти всего периода жизни человечества обладали одной общей чертой: они делались для богатых и могущественных.

    После Первой Мировой войны, русской революции и парочки финансовых кризисов внезапно появилось огромное поле дизайнерской деятельности - создание продуктов, которые гораздо лучше, чем без дизайна, но не дороже в производстве.

    Продуктов, привлекательность которых создаётся не за счёт дополнительной работы (например, внешней орнаментировки, которая требует времени на нанесение), а за счёт неотъемлемых свойств объекта. Всё - чтобы создавать предметы, которые смогут себе позволить даже люди необеспеченные. Характерным примером этой лавины является Баухаус».

    Но несмотря на это, в Дессау к школе относились враждебно, что привело к практически полному сокращению дотаций. В 1932 году новый директор школы Людвиг Мис ван дер Роэ «перевез» Баухауз и открыл его как частное предприятие в Берлине. Но уже на следующий год, с ростом влияния нацистов, школу пришлось закрыть, как «рассадник коммунизма». Многие преподаватели вынуждены были скрываться от преследований и эмигрировали в США.

    Зародившись в Германии, баухауз как стиль имел огромное влияние не только в Европе. В Америке его идеи успешно развивали архитекторы и дизайнеры Чарльз и Рэй Имз. В 1929 году, проведя медовый месяц в Европе, Чарльз Имз впервые и познакомился с работами школы. Вернувшись домой, он основал в Сент-Луисе архитектурное бюро, где идеи баухауза пропагандировали уже на территории США. Впрочем, работы Имз заслуживают отдельной статьи.

    Eames Aluminum Group Executive Chair Eames Molded Plywood Dining Chair Eames Wire Chairs

    Школа просуществовала всего 14 лет, но стиль и идеи людей, которые свято верили в простоту формы и функционализма, сделали огромный вклад в культуру не только того времени, но и в дизайн и архитектуру современности.

    LE1 loudspeaker, 1960. Design: Dieter Rams. Manufacturer: Braun

    Сейчас эта идеология функциональности и простоты формы наиболее ярко выражена в скандинавском графическом дизайне и архитектуре . В одежде идеи баухауза можно обнаружить в стиле нормкор , а в промышленном дизайне - у Apple и Ikea.

    К примеру, первый каталог Apple открывали слова «Простота - предел совершенства». А сам Стив Джобс говорил, что идеальный продукт - это базовая сущность и простота без излишеств.

    Основные принципы баухауза можно выразить так:

    Художник должен быть ремесленником, без отрыва от ручного труда и технологии;

    Нужно обучаться смежным профессиям, не зацикливаться на изучении узкой специализации;

    Простота формы и функциональность — основа хорошего дизайна;

    Следует учиться у мастеров, которые владеют прикладными знаниями дисциплины;

    Проектировать промышленные строения и системы с высокой ответственностью перед социумом и культурой

    Все просто и гениально. Как и сам баухауз